О происхождении фамилии и Рода Меретиных

Александр Васильевич Миретин

Mir2105@yandex.ru

Светлой памяти
моего деда Миретина Макара Ильича,
моего отца Миретина Василия Макаровича
и его братьев Сергея Макаровича и
Александра Макаровича
посвящается

О происхождении фамилии и Рода Меретиных

С чего начинается Рода история

Интерес к вопросу о происхождении своей фамилии возник у меня уже в зрелом возрасте, когда оказалась пройденной значительная часть жизненного пути, когда стало приходить понимание жизненных тягот и невзгод, смысла и радости жизни. Тогда наступило прозрение, что жизнь моих предков не только не была легче и слаще, но и была наполнена такими событиями, нуждами и заботами, при одной мысли о которых мурашки пробегали по спине. И тогда в душе стало рождаться трепетное чувство удивления, уважения и восхищения жизнью своих предков. И это чувство стало мощным импульсом к всестороннему изучению своих генеалогических корней. Именно поэтому я посчитал своим долгом перед поколениями своих предков заняться исследованием истории рода и происхождения фамилии «Меретин».

Внешним толчком к данному исследованию послужило появление в нашей стране социальных сетей. Набрав однажды в поисковой строке одной из них свою фамилию, я к большому своему удивлению обнаружил несколько десятков однофамильцев, хотя до этого случая не встречал ни одного. Родилась надежда найти общих предков и что-нибудь узнать о происхождении фамилии. Но всё было тщетно: никто ничего не знал; лишь некоторые из моих однофамильцев могли что-то сообщить о своих дедушках и бабушках. Хаотичные поиски в интернете также не дали конкретных результатов. Имя собственное «Меретин» встречалось в самых разнообразных ситуациях: от донского казака Авдея Меретина, описанного в исторической хронике «Донская либерия» Н.А. Задонского, до выдающегося украинского архитектора XVIII столетия – Бернарда Меретина, построившего во Львове одно из лучших зданий барочной архитектуры — собор святого Юра на холме.

И вот однажды на одном из сайтов наткнулся на информацию о том, что в рамках российского научного проекта «Однофамильцы или родственники», реализованного в 2003-2008 годах, выяснилось, что из всей базы русских однофамильцев, собранных по всему миру, 36% оказались родственниками. Ученые утверждали, что фамилии (за немногими исключениями) передаются от отца к сыну, также как мужская половая Y-хромосома. Значит, они должны передаваться от предков к потомкам так же, как Y-хромосома. На этом основании учёные делали предположение, что редкая фамилия могла возникнуть в одном месте, т.е. иметь один центр происхождения, а широко распространенная — многократно в разных местах, т.е. иметь несколько центров происхождения. В этой связи меня заинтересовали вопросы: насколько распространенной является фамилия «Меретин»? Как определить центр её происхождения? В результате размышлений сформировалась следующая гипотеза: центром происхождения фамилии является место жительства, где впервые появляются носители данной фамилии, со временем их численность в этом месте растет, и наступает момент, когда кто-то из них переселяется на другое место жительства и так далее. Таким образом, к определенному временному рубежу должно быть несколько мест проживания носителей данной фамилии, но главное – с разной численностью в них! Другими словами, чем дольше носители данной фамилии проживают в конкретном месте, тем их больше должно быть в нём. А это значит, что центр происхождения фамилии «Меретин» должен отличаться наибольшей численностью её носителей, которые являются кровными родственниками, происходящими от одного предка! Оставалось гипотезу проверить на практике.

Золотуха как центр происхождения фамилии и Рода Меретиных

В рамках реализации этой гипотезы было задумано исследование на основе фамильно-территориального анализа, который заключался в определении плотности проживания Меретиных на определенном временном этапе в определенных географических местах. Для проведения исследования нужны были базы упорядоченных, статистически значимых данных о Меретиных и местах их рождения. Такими базами данных послужили банки документов, размещенных на сайтах Министерства обороны России «Подвиг народа» и «Мемориал». В апреле 2014 года (во время проведения исследования) на сайте «Подвиг народа» содержалась информация о более чем 12 млн. награждений бойцов и командиров РККА в годы Великой Отечественной войны, а на сайте «Мемориал» было представлено около 14 млн. листов архивных документов об убитых, умерших от ран и пропавших без вести. Это значило, что в этих банках данных были указаны десятки миллионов фамилий людей, родившихся в первой четверти XX века на территории СССР. Такой массив данных оказался более, чем репрезентативным!

В первую очередь была предпринята попытка оценить степень распространенности фамилии «Меретин». Для этого на сайте «Подвиг народа» был запущен расширенный поиск по фамилиям «Меретин» и «Миретин». Обнаружилось всего 65 записей. Было непонятно, много это или мало. Возникла идея сравнить с другими фамилиями. Для этого был осуществлен поиск записей по другим известным мне фамилиям жителей села современного села Золотухи Ахтубинского района (далее – Золотухи). Результаты получились следующие: Лихобабин – 279 записей, Жегульский – 357, Раковский – 784, Каширский – 1006, Лепёхин – 1315, Чурилов – 1640, Донской — 1889, Докучаев — 1942, Гайворонский — 2142, Гайдуков — 2284, Бобровский — 2320, Сапрыкин – 3870. Степень распространенности золотухинских фамилий была оценена следующим образом: к очень редким были отнесены фамилии «Меретин» и «Лихобабин»; к редким – «Жегульский» и «Раковский»; к малораспространенным – «Каширский» и «Лепёхин»; к распространенным – «Чурилов», «Донской», «Докучаев», «Гайворонский», «Гайдуков», «Бобровский»; к широко распространенным – «Сапрыкин». На основе полученных данных были сделаны следующие выводы: 1) фамилия «Меретин» является очень редкой; 2) у неё должен быть один центр происхождения.

Теперь предстояло ответить на вопрос: где находился центр происхождения фамилии «Меретин»? С этой целью на сайтах «Подвиг народа» и «Мемориал» был произведен поиск записей, относившихся к фамилиям «Меретин», «Меретина», «Миретин» и «Миретина». При расширенном поиске (т.е. по всем видам имеющихся документов) на сайте «Мемориал» было обнаружено 227 записей, а на сайте «Подвиг народа» — 68, что в сумме составило 295 записей. Причем записей с фамилией «Меретин» оказалось почти в 4 раза больше, чем записей с измененной фамилией «Миретин». Это заставило думать, что первоначальной была фамилия «Меретин». Проведенный анализ также показал, что в отношении одного человека могло быть несколько записей не только на сайте «Подвиг народа» (что понятно при нескольких награждениях), но и на сайте «Мемориал» (различные донесения об одном человеке). В результате длительной и кропотливой сверки всех полученных сведений был идентифицирован 81 человек с известными местами рождения. Из них 34 человека (или 42%) оказались уроженцами села Золотухи, 13 человек (или 16%) — уроженцами современного села Михайловки Лиманского района. Уроженцами иных мест нынешней Астраханской области оказались 10 человек (или 12%). Таким образом, 70% всех выявленных Меретиных/Миретиных (57 человек из 81) родились в первой четверти XX века на территории нынешней Астраханской области. В других регионах родились 12 человек (или 15%). У 12 человек (или 15%) места рождения оказались неизвестны.

Таким образом, Астраханская область оказалась абсолютным лидером по числу родившихся в ней Меретиных в первой четверти XX века. Это означало, что центр происхождения фамилии и Рода Меретиных находился в этой области. Для определения местонахождения этого центра были выбраны, а затем сопоставлены только те населенные пункты Астраханской области, где родилось более одного «Меретина»: в Золотухе – 34 человека (42%), в Михайловке – 13 человек (16%), в Астрахани – 10 человек (12%). С большим отрывом в этом списке лидировала Золотуха, что со всей очевидностью свидетельствовало о том, что единственным центром происхождения фамилии и Рода Меретиных на территории бывшего СССР явилось нынешнее село Золотуха!!!

Родоначальник Меретиных

Сделаем здесь необходимое для современного читателя пояснение относительно способа обозначения отчеств мужчин и женщин. В XVII – XVIII веках отчество чаще всего обозначалось при помощи добавления к имени отца — у мужчин слова «сын», а у женщин слова «дочь», например, «Петров сын» или «Петрова дочь». В XIX веке при написании отчеств часто опускали слова «сын» и «дочь», и тогда получалось вместо отчества «Петров сын» просто «Петров», а вместо «Петрова дочь» — просто «Петрова». Таким образом, написания отчеств и фамилий стали совпадать, и их различало только местоположение: на втором месте после имени писалось обычно отчество, а на третьем – фамилия, например: в словосочетании «Евгений Павлов Данилов» «Павлов» — это отчество, а «Данилов» — фамилия. Если поменять местами эти слова, то получится словосочетание «Евгений Данилов Павлов», где «Данилов» будет означать отчество, а «Павлов» — фамилию. Для удобства чтения далее в тексте используются современные формы отчеств как мужских (с суффиксом «-ич»), так и женских (с суффиксом «-н»).

Итак, несколько позже выше описанного исследования в моем распоряжении оказалась копия поколенной родословной росписи Рода Меретиных, составленной работниками государственного архива Астраханской области. Из пояснения к родословной росписи следовало, что Меретины из Золотухи в 1845 году оказались в числе основателей и первопоселенцев выше названного села Михайловки, и что Меретины из этих сёл являлись кровными родственниками! Но главное открытие заключалось в том, что все Меретины происходили от одного предка – Прокофия Меретина! Как показали дальнейшие архивные поиски, в 1838 году в деревню Золотухино переселились две семьи Меретиных:

  1. Михайла Моисеевич Меретин в возрасте 48 лет с женой Прасковьей 50 лет;
  2. Прокофий Николаевич Меретин в возрасте 52 лет с женой Ариной и пятью сыновьями: Григорием 16 лет, Василием 14 лет, Никифором 12 лет, Федором 9 лет и Гавриилом 7 лет.

У Михайлы ранее были две дочери, но обе были выданы замуж, и соответственно фамилия «Меретин» на Михайле закончилась, равно как закончилась и передача мужской Y-хромосомы. А продолжили фамилию и, следовательно, Род Меретиных пятеро сыновей Прокофия Николаевича, который судя по документам, в том же 1838-м году скончался (видимо, не перенеся тяжелого перехода). От них-то, пяти братьев, и пошли все Меретины не только в Золотухе, но и по всей Астраханской губернии, а ещё позднее – по всей России! Сегодня это может быть доказано экспериментально при помощи ДНК-генеалогии! Ведь у всех потомков мужского пола, как мы помним, должны быть Y-хромосомы такие же, как у Прокофия Николаевича!

Прокофий Николаевич по своей сословной принадлежности к моему большому удивлению оказался не беглым крепостным крестьянином (как принято было считать), а неведомым мне однодворцем! Выяснилось, что однодворцы были потомками служилых людей (в современном понимании – военнослужащих), которые в XVI-XVII веках несли дозорную и сторожевую службу на южных рубежах Московского государства, за что и получали в пользование землю. Таким образом, из поколения в поколение передавался не только боевой опыт, но и опыт строительства жилья, основания селений, возделывания земли и ведения собственного хозяйства. В начале XVIII века, в ходе петровских реформ, значительная масса служилых людей, получив землю в собственность, отказалась от несения военной службы и составила новое сословие однодворцев. Интересно отметить, что однодворцы и дворяне имели одинаковое сословное происхождение: и те и другие происходили из вышеупомянутого сословия служилых людей. Однодворцы получили своё название из-за того, что всё поместье отдельного землевладельца состояло из одного двора. По сути, они представляли собой сословие, промежуточное между появившимися дворянами и крестьянами. Поэтому их права и обязанности носили двойственный характер. Однодворцы не имели большинства дворянских прав и привилегий, однако, как и дворяне, они могли владеть землей и крепостными крестьянами, были освобождены от телесных наказаний, имели фамилии и в документах упоминались только с ними. Однодворцам была свойственна сословная замкнутость, обособленность. Например, однодворцы выбирали себе в жены, как правило, представительниц своего сословия. Генетическая память о знатном происхождении ещё долго давала о себе знать. Путешествовавший в 1838-м году помещик Сумароков писал: «Однодворцы… сословие странное неопределительное в наши времена…Жены их, полубарыни, одеваются отлично от крестьянок, в праздничные дни в шелковые, ситцевые платья… Они почитают название своё «однодворки» высоким титулом, гордятся пред простыми поселянками, требуют уважения к себе». Повзрослевшие дети Прокофия Николаевича также оставались однодворцами вплоть до второй половины 1840-х годов, когда они стали переходить в сословие государственных крестьян. 

Но до этого, в 1807 году, однодворцы Пришибинского селения (ныне село Пришиб Енотаевского района), расположенного на противоположном береге Волги, основали Золотухин хутор, который к 1838 году вырос до деревни, насчитывавшей около 30 дворов и более двухсот душ мужского и женского пола. Очевидно, что переселялся Прокофий Николаевич не самовольно, а в рамках определенной государственной программы заселения Астраханской губернии. Таким переселенцам выделялось по 15 десятин (чуть более 15 гектаров) земли на душу, а также предоставлялись определенные льготы по уплате налогов. Самое любопытное заключалось в том, что многие из новых соседей были для Прокофия Николаевича не чужими, а хорошо известными по прежнему месту жительства людьми: родственниками, друзьями, знакомыми. В частности, это были Востриковы, Донские, Каширские, Лепехины, Лихобабины, Луневы, Паротиковы, Старковы. Они не виделись более 30 лет.

Неретины из Козловки

Однажды в титрах одного из фильмов встретилась фамилия «Неретин». «Надо же, как похожа на нашу, отличается лишь одной буквой» — подумалось мне. Тогда и решил провести еще одно исследование при помощи фамильно — территориального анализа, но уже в отношении фамилии «Неретин». Объектом анализа послужили архивные документы вышеупомянутого сайта «Подвиг народа». Всего было выявлено 428 записей, на основе которых было идентифицировано 340 человек с фамилией «Неретин». Наиболее плотно места рождения Неретиных оказались расположены в трех современных областях — Тамбовской, Воронежской и Рязанской, на территории которых родилось 167 человек или 49% от общего числа идентифицированных. Населенными пунктами с наибольшими значениями родившихся в них Неретиных оказались:

  1. село Козловка Бутурлиновского района Воронежская области – 30 чел.
  2. село Большая Дорога Староюрьевского района Тамбовской области – 22 чел.,
  3. село Подвигаловка Кирсановского района Тамбовской области – 13 чел.,
  4. село Чуриково Староюрьевского района Тамбовской области – 12 чел.,
  5. село Заворо́нежское Староюрьевского района Тамбовской области – 9 чел.

При этом в Астраханской области не было выявлено ни одного Неретина! Тогда был сделан вывод, что центром происхождения фамилии «Неретин» являлось нынешнее село Козловка Бутурлиновского района Воронежской области (далее – Козловка).

Через два года, в 2016 году, было проведено другое исследование, посвященное первопоселенцам села Золотухи. Повод к нему оказался неожиданным. Изучая архивные документы на сайте «Мемориал», наткнулся на именные списки военнослужащих, родственники которых потеряли с ними связь во время Великой Отечественной войны и проживали в Бутурлиновском районе в послевоенное время. Эти списки меня поразили тем, что среди разыскиваемых военнослужащих – уроженцев села Козловки встречались фамилии, похожие на золотухинские. Тогда возникла идея провести сравнительный анализ. Для этого были изучены, с одной стороны, фамилии жителей села Золотухи по донесениям послевоенного периода Харабалинского райвоенкомата (далее – РВК) Астраханской области, а с другой – фамилии жителей села Козловки по вышеупомянутым донесениям послевоенного периода Бутурлиновского РВК Воронежской области. В результате было установлено сходство целого ряда фамилий сёл Козловки и Золотухи, которые не встречались ни среди близлежащих сёл Астраханской области, ни среди других населенных пунктов Бутурлиновского района Воронежской области. Это могло означать, что определенная часть первопоселенцев Золотухи прибыла из вышеуказанной Козловки. В ходе данного исследования было также установлено, что фамилии некоторых переселенцев изменялись на одну букву. Вот тогда и возникло предположение, что у носителей фамилии «Неретин» из Козловки при оформлении документов для переселения в Золотуху из-за канцелярской ошибки фамилия изменилась на одну букву и была записана как «Меретин»! Это объясняло, почему нет Неретиных в Астраханской области, а Меретиных – в Воронежской! Однако для данной гипотезы нужны были документальные подтверждения, и вскоре они были получены. При сопоставлении, с одной стороны, ревизских сказок селения Золотухинского за 1850 и 1858 гг. и ревизской сказки села Козловки за 1815 г., с другой стороны, вышеупомянутый Михайла Моисеевич Меретин был идентифицирован как Неретин: совпали имя, отчество, имя жены и года их рождения! Это могло означать, что родоначальник Меретиных в Золотухе — Прокофий Николаевич – тоже носил фамилию «Неретин» в Козловке. Однако сведений о нём в неполной ревизской сказке Козловки за 1815 г. обнаружить не удалось. Дальнейшие поиски, в том числе архивные, позволили определить прямую родовую линию Прокофия Николаевича, которую составили его предки из Козловки:

  1. отец — Николай Иванович Неретин, 1756 г.р.;
  2. дед — Иван Сергеевич Неретин, 1732 г.р.;
  3. прадед — Сергей Пётрович Неретин, 1709 г.р.;
  4. прапрадед — Пётр Евсеевич Неретин, 1676 г.р.

Кроме того, удалось выяснить, что однодворец  Пётр Евсеевич Неретин в возрасте 54 лет переселился в селение Верхние Острожки (позднее названное Козловкой) в 1730 году вместе со своими сыновьями: Сергеем и Яковом, от которых и пошли Неретины в селении Верхние Острожки. Таким образом, предки Прокофия Николаевича – Неретины прожили в Козловке более века ко времени его переселения в Золотуху!

Дети боярские из Чурюково

При определении центра происхождения фамилии «Неретин» не предполагал, что указанные выше три села обозначали один и тот же населенный пункт. Старинное село Чурюково, позднее превратившееся в Чуриково, центральная часть которого в наше время стала селом Большая Дорога, а другая его часть – селом Заворо́нежское. Следовательно, вышеприведенные данные об этих селах нужно было складывать, а не рассматривать отдельно. Тогда получается (22+12+9=43), что центром происхождения фамилии «Неретин» является старинное село Чурюково. Оно было основано в 1648 году детьми боярскими Козловского уезда. Кто такие дети боярские? Термин – совершенно неведомый современникам и поэтому требующий пояснения.

Во времена русских княжеств, в XII – XV веках, образовывалось много боярских фамилий. Когда представителю знатного Рода, состоявшего на княжеской службе, жаловалось звание боярина, Род становился боярским. При этом других представителей боярского Рода для отличия называли детьми боярскими. Обычно они составляли костяк княжеской дружины. Во времена Московского царства, в XVI – XVII веках, дети боярские, продолжив свою ратную, но уже государеву, службу в дозорах и сторожах, в походах и сражениях, составили собою сословие потомственных профессиональных военнослужащих (выражаясь современным языком). Разбор детей боярских (или призыв на службу по-современному) производился в каждом уезде путем опроса окладчиков (выборных их представителей) присланным из столицы разборщиком. Ему окладчики сообщали о детях боярских своего уезда все необходимые сведения (о здоровье, хозяйстве, потомственности, боевом опыте) для определения степени их боевой годности, в зависимости от которой детям боярским назначался чин и род службы. Одних записывали в чин «детей боярских городовых», а других — «детей боярских дворовых». Первые служили либо конными (и ходили лишь в сторожа и дозоры), либо пешими (и несли службу безвыездно в местном гарнизоне). Вторые всегда служили на конях. Они ходили в боевые походы как ближние, так и дальние.

В соответствии с прежними заслугами и степенью боевой годности детям боярским назначались различные размеры поместных и денежных окладов. «Поместный оклад» в данном случае означал право на временное (как правило, на срок службы) личное владение участком казенной земли, дававшимся как источник материального дохода для жизненного и боевого самообеспечения. Практической реализацией этого права была «поместная дача», как юридически оформленный и фактически полученный участок земли. Размер поместной дачи назначался в зависимости от наличия или отсутствия вотчины (как земли и крестьян, работавших на ней, находившихся в наследственной собственности). Поэтому если сын боярский не имел вотчины, ему давали во владение полный поместный оклад, а если он имел вотчину, то ему давали в дачу только часть этого оклада. Кроме того, удобной земли часто либо не хватало, либо её вообще не было поблизости, и поэтому приходилось искать её на дальней стороне. По этой причине в большинстве своём дети боярские в XVI – XVII веках являлись малопоместными или вовсе беспоместными. Назначаемые денежные оклады были, как правило, невелики. Чрезвычайно трудно было совмещать службу с ведением хозяйства и семейной жизнью. В то время юноши уже в 15 лет верстались на службу и, как правило, обзаводились семьей. Важно подчеркнуть, что дети боярские в то время были не только профессиональными воинами, но и строителями, возводившими крепости и оборонительные сооружения, и, конечно же, земледельцами, возделывавшими свою землю.

Однако вернемся к Неретиным. Особенно много Неретиных – детей боярских записано в десятнях XVI – XVII веков по уездному городу Ряжску (в современном написании). В том же Ряжском уезде, видимо, в конце XVI – в начале XVII века было основано современное село Неретино (явно указывающее, на наш взгляд, на фамилию его основателя). Поясним, что город Ряжск до 1521 года входил состав Великого княжества Рязанского. Поэтому можно предположить, что дети боярские Неретины происходили из одноименного боярского Рода данного княжества! Однако «протянуть» документально подтвержденную прямую родовую линию до «ряских» Неретиных того времени пока не удалось. Вместе с тем анализ исторического контекста подсказывает следующую логику миграций детей боярских Неретиных.

Для защиты Московского царства от усилившихся набегов крымских татар и ногайцев в 1521 году было начато, а в 1566 году закончено строительство Большой засечной черты, которая расположилась к югу от реки Оки на линии Козельск – Лихвин – Тула – Венев – Рязань. К 1571 г. была построена другая засечная черта, прикрывавшая подходы к Москве с юго-востока: Ряжск – Шацк – Темников – Алатырь. Вполне вероятно, что дети боярские Неретины несли службу на этой засечной черте, и поэтому в её тылу образовалось селение Неретино (рис. 1). В период с 1635 г. по 1646 г. для обороны от разорительных набегов крымских татар была построена новая засечная черта – Белгородская. К концу 1646 г. она протянулась на 800 километров с запада на восток по линии Ахтырка – Белгород – Оскол – Воронеж – Козлов – Тамбов, в тылу которой получили поместные дачи и «ряские» дети боярские. В этом контексте логично предположить, что в 1648 году в числе других детей боярских участвовал в основании села Чурюково Олександр Купреянович Неретин со своей семьей

(рис. 1).

Рисунок 1. Переселения Неретиных

В писцовой книге Козловского уезда за 1650 г. про него записано: «За Олександром Купреяновым сыном Неретиным жеребей в селе под Чюрюковым липягом на реке Лесном Воронеже на ногайской стороне а на ево жеребей двор помещиков; у него три сына Пронка дватцати лет, Евсютка осми лет, Сенка трех лет; усады в длину семдесят а поперег дватцать сажен; Дикого поля на пашню дватцать четвертей в поле а в дву потому ж сена меж поль». Это на современном языке означает: согласно вытянутому жребию Олександр Купреянов сын Неретин поставил свой помещичий двор в селе под Чурюковым лесом, а во дворе том живут с ним трое сыновей: Пронка (Прокофей) двадцати лет, Евсютка (Евсей) восьми лет и Сенька (Семен) трёх лет. Его помещичья усадьба составляет в длину 70 сажен (чуть более 150 м), а в ширину 20 сажен (чуть более 43 м). Под пашню имеется целинная (невозделанная) земля  площадью 20 четвертей (примерно 10 гектар) и под сено еще два таких поля (т.е. примерно 20 гектар). В том же году в том селе насчитывалось «25 дворов да 7 мест дворовых помещиковых, а людей в них 143 человека».

Сыновья Александра, видимо, служили в чине «детей боярских городовых», о чем свидетельствуют имеющиеся сведения. Так, в «Сметной книге г. Козлова за 1657-1659 гг.» упоминается Прокофей Алексанров сын Неретин «на мерине с пищалью и рогатиной», а в «Переписной книге служилых людей Козловского уезда за 1665 г.» Прокофей и его брат Евсей записаны «в городовую службу на мерине с рогатиной». Сын Евсея Пётр в сказке первой ревизии 1719 г. записан уже как однодворец рейтарской службы: «перед полковником и лантратом Федором Савичем Скобельцыным Козловского уезду Тармасовского стану села Чюрюкова Петр Евсеев сын Неретин скозал: живем в селе Чюрюкове своим двором ретарской службы. У меня ныне налицо мужскаго полу от старого до самого последнего младенца — сын, да брат, да племянник, да зять. Всего пять человек…Мне Петру сорок три года. У меня сын Сергей десяти лет. Брат Федор штидесят лет глух. Сын Савелей осми лет. Зять Игнат дватцати пети лет».

После успешных Азовских походов Петра I оборонительное значение Белгородской черты практически сошло на нет, и поэтому однодворцам солдатской, рейтарской и других служб Козловского уезда стали предоставлять поместные дачи за пределами засечной черты (рис. 1). Вот и Пётр Евсеевич, как отмечалось выше, в 1730 году покинул родовое поместье и переселился на новое место – в селение Верхние Острожки, впоследствии ставшее Козловкой. Таким образом, в селе Чурюкове более 80 лет прожили три поколения наших прямых предков — детей боярских Неретиных:

  • Пётр Евсеевич Неретин 1676 г.р.;
  • его отец — Евсей Александрович Неретин, 1642 г.р.;
  • его дед — Александр Купреянович Неретин, прим. 1610 г.р.

По следам далеких предков

Документально установленная прямая непрерывная родовая линия Неретиных – Меретиных сегодня заканчивается 1650 годом, когда Александр Купреянович Неретин был записан в писцовой книге Козловского уезда. Архивные поиски документальных следов Купреяна Неретина и его предков сегодня продолжаются (хотя и довольно медленно). Обычно из-за отсутствия документов в архивах или доступа к ним документальные генеалогические исследования заканчиваются 17 веком, реже — 16-м, и уж совсем редко (если здорово повезет и хватит средств) – 15-м веком. Однако продолжить исследование истории далеких предков возможно по следам антропонимическим и ДНК-генеалогическим. В первом случае речь идет о сведениях, проливающих свет на происхождение, изменения и географическое распространение собственных имен людей (фамилий и прозвищ), а во втором – о результатах ДНК-тестов Y-хромосом, позволяющих судить о родовой принадлежности и хронологии развития родовых линий.    

Сначала рассмотрим антропонимические следы. Считается, что фамилии на Руси стали появляться лишь в XV столетии, да и то у знатных сословий, например, бояр. Что касается Неретиных, то самым ранним ныне известным документом, где встречаются их фамилии, является вышеупомянутая Ряжская десятня 1579 года. До появления фамилий средством личной идентификации у русских людей (как, впрочем, и других народов) служило прозвище, которое формировалось на основе ассоциации с объектами окружающего мира: флоры, фауны, домашнего быта, внешности, характера и статуса носителя прозвища. Некоторые из этих древних прозвищ дошли до нас в неизменном виде, превратившись в фамилии, например, Синица, Воробей. Впоследствии русскоязычные фамилии образовывались двумя способами: если прозвище оканчивалось на гласную букву (в основном «-а»), то фамилия формировалась при помощи суффикса «-ин»; если прозвище оканчивалось на согласную букву (или «-й»), то — при помощи суффиксов «-ов», «-ев». Ярким тому примером служат фамилии: «Воронин», образовавшаяся от прозвища «ворона», и «Воронов», образовавшаяся от прозвища «ворон».

На основе этих сведений мною было сформулировано предположение, что фамилия «Неретин», образованная при помощи суффикса «-ин», произошла от прозвища «Нерета» или «Неретя». Данная гипотеза требовала проверки, и каково было моё удивление, когда на сайте министерства обороны России «Память народа» были обнаружены фамилии участников Великой Отечественной войны – «Неретя», «Нерета» и даже «Нерет». При помощи фамильно-территориального анализа удалось локализовать центры происхождения этих фамилий: 1) село Вербовка Харьковской области Украины; 2) село Волосковцы Черниговской области Украины; 3) село Бокийма Ровенской области Украины; 4) Кировское сельское поселение Ростовской области России (на рисунке 2 выделены голубым цветом). И тогда пришла пора совместить обнаруженные антропонимические следы с полученными результатами ДНК-теста моей Y-хромосомы. Ближайшие по месту нахождения носители трёх (из семнадцати) похожих Y-хромосом оказались: 1) в Теребовлянском районе Тернопольской области Украины; 2) в Новомиргородском районе Кировоградской области Украины; 3) в Калачеевском районе Воронежской области России (на рисунке 2 выделены зеленым цветом). Графическое представление антропонимических и ДНК-генеалогических следов позволило увидеть их пересечение, что подтолкнуло предположить, что предками детей боярских Неретиных могли быть носители прозвищ «Неретя» и «Нерета», каким-то образом попавшие на территорию современной Рязанской области.

Тогда была предпринята попытка погрузить вышеупомянутые сведения (т.е. следы) в исторический контекст. И очередное удивительное открытие не заставило себя ждать. Оказалось, что в 1024 году от Древнерусского государства отделилось Черниговское княжество, границы которого простирались от современной Черниговской области Украины до Нижегородской области России (на рисунке 2 показаны коричневым цветом). Через 103 года из состава Черниговского княжества выделилось Муромо-Рязанское княжество, центр которого в 1150-е годы переместился из Мурома в Рязань (на рисунке 2 его примерные границы показаны фиолетовым цветом). А в начале 1160-х годов Муромо-Рязанское княжество разделилось на два княжества — Рязанское и Муромское. В 1350 году было провозглашено Великое княжество Рязанское, которое просуществовало до 1521 года, когда оно присоединилось к Великому княжеству Московскому. Данный исторический контекст позволил развить ранее выдвинутое предположение следующим образом. Члены дружины одного из Черниговских князей по прозвищу «Неретя» и/или «Нерета» были направлены в один из городов с княжеским столом на территории нынешней Рязанской области. Там их самих или их потомков застало отделение Муромо-Рязанского княжества. Позднее, оставаясь на княжеской службе, например, в Пронске или Рязани, они оказались в Рязанском княжестве. Со временем, в веке 15-м или 16-м, одно из прозвищ трансформировалось в фамилию «Неретин», один из носителей которых удостоился чина боярина в Великом княжестве Рязанском, а представители его Рода с тех пор стали называться детьми боярскими Неретиными.

Рисунок 2. Антропонимические и ДНК-генеалогические следы наших предков

Вместо эпилога

Самое интригующее на данный момент заключается в том, что сегодня есть возможность проверить достоверность выдвинутой версии о принадлежности к одному Роду мужчин — носителей фамилий «Нерета», «Неретин» и «Меретин». Это возможно при помощи ДНК-генеалогии: путем сопоставления результатов ДНК-тестов Y-хромосом мужчин — носителей вышеуказанных фамилий. Вот как это может быть, по словам президента Академии ДНК-генеалогии, доктора химических наук, профессора А.А. Клёсова.

«Когда в апреле 2013 года мы устроили слёт Клёсовых, предполагаемых потомков Ивана Клёсова, 1580 года рождения, собравшись в деревне Клёсово Конышевского района Курской области, то пришли к выводу, что было бы интересно проверить, а в самом ли деле мы родственники, или, напротив, случайные однофамильцы. И вообще, прошло 430 лет со времени жизни предполагаемого общего предка, и мало ли что могло с тех времен произойти… Шансы были в пользу того, что большинство из нас – родственники, потомки Ивана Клёсова… Впрочем, среди нас был Константин, отец которого был из Симферополя, а дед – неизвестно откуда, хотя по рассказам отца иногда приговаривал, что он – «курский соловей»… Для начала я заказал определение для каждого из Клёсовых, собравшихся на слет, 12-маркерного гаплотипа. Результаты пришли довольно скоро, и оказалось, что у всех нас, кроме двух Клёсовых, 12-маркерные гаплотипы идентичны. Константин, со своим дедом, «курским соловьем», оказался нашим родственником. Однако у одного Клёсова, Василия, гаплотип отклонился на одну мутацию, а у другого Клёсова гаплотип оказался совсем иным — финно-угорским. Это означало, что каждый из них, хотя и носит фамилию «Клёсов», на самом деле относится совсем к другому роду».

Библиографическая ссылка

Миретин А.В. О происхождении фамилии и Рода Меретиных: сайт «Одноклассники» — [Электронный ресурс] — https://www.ok.ru/group42755627090028/topic/69817992314988

Поделиться
0

1 комментарий

  1. Андрей:

    от себя добавлю, что также имею отношение к роду Меретиных. Моя бабушка — Евгения Матвеевна Миретина http://kazaksbugra.ru/wp-content/uploads/2019/04/Evgeniya-Matveevna-Miretina-3.jpg

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

вверх