Станица Замьяновская Астраханского Казачьего Войска

Там, где воблою ветры пропитаны пряно,
Там, где в небе не счесть серебра чешуи,
Три столетья летят по-над Волгой Замьяны
Заповедная родина предков моих…
Ю. И. Щербаков

Замьяны

Замьяны

В Замьяновской хорошо и тихо. Съезжаешь с трассы в сторону станицы и не веришь, что среди верблюжьей колючки и глины можно жить. Только деревца вдалеке говорят об оазисе в астраханской пустыне.

Замьяновская

Замьяновская

Улицы Замьяновской напомнили мне детство, когда идешь неспеша от одного угла улицы до другого. В середине пути снимаешь сандалии, чтобы ступнями почувствовать отдыхающую от дневного зноя глинистую почву. Берёшь обувь одним пальцем левой руки, а в правой держишь хворостину, которой усердно сбиваешь макушки лебеды по пути. И вспоминаешь, как же вкусно бабушка после обеда надавила в стакан душистой клубники с сахаром! А вечером ещё будет мультфильм по телеку. Может быть, взрослые не отправят спать рано и дадут повечерять с дедом. Дед вечерял поздно, чуть ли не в 12 ночи, «пока все дела переделаешь…».
Собственно и всё занятие. Собственно и всё, что тебя интересовало, и было в планах. А учёба начиналась через целую вечность – почти два месяца. Два месяца рубки лебеды, рыбной ловли, лазаний по абрикосам и сидения на крыше соседского сарая…

Замьяновская

Замьяновская

Смотрю я с берега на Волгу – вода бежит быстро, а станица стоит. И в прошлом веке стояла тут же, и в позапрошлом… Жизнь идёт, а станица пока держится, пока существует. Люди живут.

Волга

Волга

Волга

Волга

Волга

Волга

Некоторые дома встречаются ухоженные, с аккуратно выкрашенными заборами и цветущими палисадниками. Но есть и такие, которые закрыли свои глаза-ставни ещё в прошлом веке…

Волга

выход к берегу

Замьяновская

Замьяновская

Замьяновская

глубокое небо за высохшим деревом

Замьяновская

Замьяновская

Село как село,
А зовётся станицей…
— Ста-ни-ца –
Скрипит старичок журавец
И память врачует
Живою водицей:
Отечество, отчество,
Отче, отец.
(Ю. И. Щербаков)

Замьяновская

высокие деревья посреди пустыни

До строительства собственной церкви замьянские казаки были приписаны к церкви во имя Казанской Иконы Божьей Матери в станице Лебяжинской. При переселении на современное место станицы, сразу был заложен деревянный храм во имя Святого Благоверного Великого Князя Александра Невского, храм освятили в 1843 году. Но в августе 1861 года от удара молнии возник пожар, церковь сгорела, удалось спасти только иконы и часть церковной утвари. В 1862 г. построили новую деревянную церковь во имя Преображения Господня. Но она в годы советской власти была уничтожена.
Новая церковь, с золотыми куполами, вся утопает в зелени. Построена в 2001 году.

Замьяновская

церковь

Замьяновская

церковь

Замьяновская

церковь

Интересно, а где сейчас то место, где жил сам Замьянг? Осталось ли хоть что-то, что бы о нём напоминало? О Замьянге ниже.

Бирюков Иван Алексеевич пишет:
«Во второй половине XVIII века, когда состоялось расселение казаков, берега Волги от Саратова на низ были вообще слабо заселены; от Царицына же до Астрахани они представляли почти совершенную пустыню, так как на четырёхвёрстном расстоянии по правому берегу стояло лишь две крепости – Черноярская и Енотаевская; по левому же берегу и того не было. Добровольных поселенцев для колонизации пустынных берегов, видимо, не находилось, с одной стороны, потому что жить здесь было небезопасно от калмык и киргизов и, главным образом, от разного бродячего люда, искавшего на Волге лёгкой добычи, а с другой – природные условия (мы разумеем степи обоих берегов Волги) местности не представляли из себя ничего привлекательного для вольного поселенца. Однако, вопрос и заселении края требовал своего разрешения и это требование сильно озабочивало правительство вообще, а местное начальство Астраханского края – в особенности.»
«30 октября 1763 года Бекетов (Астраханский Губернатор) сделал всеподданнейшее представление о том, что один из знатных калмыцких владельцев Замьянг просит поселить его с подвластными ему людьми в особо устроенном для него городке на Волге, где бы он мог зимовать, а летом кочевать со скотом вблизи. Взамен своего служилого государству положения, Замьянг просил положить ему с людьми от казны жалованье. Императрица повелела рассмотреть представление Бекетова и доложить Ей своё мнение.»

21 августа 1764 года Сенатом был утвержден доклад Астраханского Губернатора Бекетова об учреждении по правому берегу Волги 5 новых казачьих станиц, в том числе Замьяновской.

Бекетов Никита Афанасьевич

Бекетов Никита Афанасьевич

«Но вопрос о поселении калмыков кончился только тем, что для владельца Замьянга с его фамилией в городке его имени Замьян – или Замьянской станицы – был построен каменный дом. Калмыки же, ни с казаками, ни отдельно поселены не были.»

Видимо, дом Замьянга был не очень большой, потому что построили его за 10 дней.
Местом для заселения было выбрано урочище (луг) в 60 верстах от Астрахани, на нагорной стороне Волги против приверха Круглого острова, называемого Крымским Затоном. На приверхе Круглого острова задолго до учреждения станицы находился Круглинский форпост, укомплектованный казаками. В «Замьян-городок» поселили 78 казаков: старшин прислали из полка, из Астрахани, а казаков с Круглинского и Митинского форпостов. Митинский форпост и почта располагались в 26 верстах от Круглинского форпоста в сторону Енотаевки. Первое время 4 новых поселения назывались станицами, а пятое «Замьян-городком», но вскоре его стали называть Замьяновской станицей.
В числе первых 78 казаков были: сотник Иван Голубев, урядник Иван Степанов, капралы: Аввакум Сотников и Иван Кожин. Казаки: Ларион Гребенщиков, Федор Абакумов, Петр Красильников, Ерофей Рукавишников, Григорий Смирнов, Василий Федоров, Иван Колесников, Аггей Смирнов, Яков Малышев, Егор Лапшин, Гавриил Аристов, Михаил Заколюкин, Петр Призднишнов, Андрей Болдырев, Степан Русаков, Иван Соколов, Федор Казачин, Агафон Греков, Денис Щетоткин, Семен Журавлев, Иван Журавлев, Терентий Никифоров, Иван Гоглазин, Прокофий Матвеев, Иван Дютин, Иван Орлов, Осип Перелыгин, Гавриил Вилявин, Андрей Агеев, Федосий Плотников, Кондратий Иванов, Прокофий Бухаров, Филипп Коновалов, Федор Почетырин, Михаил Деревягин, Василий Черкасов, Андрей Кошкин, Матвей Смирнов, Иван Деревягин, Федор Нагибин, Семен Уренцов, Петр Смирнов, Иван Хорьков, Федот Зорин, Евдоким Кондауров, Евстифий Попов, Иван Сахаров, Семен Лаищевцев, Иван Хорунжин, Ефим Селиванов, Михаил Лаищевцев, Терентий Селиванов, Мартын Багаев, Гавриил Куканов, плотники Денис Седельников и Андрей Поляков, кузнец Михаил Шешерин, портной Василий Касаткин, чеботари (сапожники) Петр Брыкунов и Михаил Рудаков. Место, выбранное для станицы, как и для ряда других станиц, оказалось малопригодным для жилья. Берег станицы сильно подмывало водой и, кроме того, ее засыпало песком. Все это привело к тому, что в 1832 году по решению Наказного Атамана Петрова начался поиск нового места для станицы. Сначала хотели перенести станицу на левый берег между ериками Казенный, Глухой и Мужичий Брод. Этот вариант был отвергнут, в этом случае без должной охраны останется почтовый тракт, особенно в половодье. В 1834 году подобрали место на правом берегу между Волгой и ериком Подгорный, и 18 февраля 1837 года получено разрешение на переселение станицы. Но казаки были сильно загружены службой, и поэтому Военный губернатор Тимирязев разрешил проводить переселение в три очереди (одна переселяется, две служат), а «семидесяти же очень бедного состояния семьям приказал выдать ссуду из войскового капитала». Для развернувшегося строительства не хватало леса, и тогда разрешили рубить его в других станицах. Через 4 года, в 1841 году переселение было закончено, станица утвердилась в 66 километрах от Астрахани. Следует отметить, что и на новом месте в половодье улицы и дворы заливало водой. Позже в станице образовалось 3 хутора, Щучий и Наседкин за Волгой и один вблизи станицы, названный в 1895 году Тевяшовским в честь Наказного Атамана Астраханского Казачьего Войска (одновременно Астраханский Губернатор в 1890—1895) Тевяшова Николая Николаевича.

Тевяшов Николай Николаевич

Тевяшов Николай Николаевич

В 1895 году в Щучьем было 32 двора и 218 душ обоего пола, в Наседкине 11 дворов и 80 душ, в Тевяшовском 17 дворов и 82 души. В 1902 году в станице открыли почтово-телеграфную станцию, часть расходов на ее содержание станица взяла на себя. С 1867 года станица стала местом постоянного проживания окружного врача 1 медицинского округа Войска, в это время во всем Войске, раскинувшемся от Астрахани до Саратова, 6ыло всего 4 врача. Станица была самой крупной в Войске по числу дворов и занимала 2 место по числу казачьего населения (после станицы Пичуженской 2-го Отдела). В 1910 году в станице был 491 двор и 2638 душ населения (3325 муж. и 1313 жен.). В 1839 году в станице открыли училище, первым учителем стал урядник Степан Чуксеев. Ученики первого набора стали: Николай Смирнов — 14 лет, Михаил Ширяев — 7 лет, Степан Новоженин — 11 лет, Степан Абакумов — 13 лет, Михаил Щербаков — 6 лет, Михаил Капустин — 11 лет, Гавриил Журавлев — 7 лет, Иван Боркунов — 10 лет, Василий Черногорцев — 8 лет, Иван Абакумов — 8 лет, Василий Орлов — 6 лет, Михаил Щербаков — 5 лет, Алексей Греков — 8 лет. А в 1894 году было уже 145 учеников, включая 45 девочек. В этом году в станице было 12 лавок, 5 питейных заведений и 3 кузницы. Замьяновская относилась к тем 9 станицам Войска, в которых среди казаков были крещеные калмыки. Замьяновские казаки несли службу на многих постах и кордонах нашего Войска, а также участвовали в большинстве его боевых дел. За боевые подвиги во время Русско-Турецкой войны по освобождению Болгарии от турецкого ига в 1877—1878 гг. награждены знаком ордена Георгия 4 степени замьянцы: приказный Степан Вилявин, казаки Алексей Недвигин и Алексей Щербаков. Все остальные казаки награждены светло-бронзовыми медалями и специальным знаком на головные уборы. В 1906 году в нашем Войске учрежден взвод Лейб-Гвардии в составе 3 сотни Сводного Лейб-Гвардии Казачьего полка. Из 30 казаков взвода 7 были из Замьяновской станицы: младший урядник Григорий Журавлев, приказный Николай Орлов, казаки Василий Деревягин, Петр Черногорцев, Петр Багаев, Михаил Лаисцев и нестроевой Василий Беркутов. В начале XX века распространенными фамилиями станицы были: Абакумовы, Багаевы, Грековы, Журавлевы, Лаисцевы (ранее Лаишевцевы), Тропины, Тахалаевы, Черногорцевы и Ширяевы. Расстояние до станицы (по дореволюционным измерениям) от Астрахани 68,5 верст и до Енотаевска 74 версты.

Замьяновская

станичное правление Замьяновской

Почетным казаком станицы был избран Наказной Атаман Астраханского Казачьего Войска (Астраханский Губернатор 1888—1890 гг.) генерал-майор князь Вяземский Леонид Дмитриевич.

Вяземский Леонид Дмитриевич

Вяземский Леонид Дмитриевич

Замьяновская

Последний Атаман станицы Замьяновской Роман Абакумов с женой и сыном

К слову сказать, последний атаман Астраханского казачьего войска, Бирюков Иван Алексеевич во время революции был взят в плен 25.02.1918 у станицы Замьяновской, после чего, 25.09.1919 был расстрелян в г.Саратове.

Бирюков Иван Алексеевич

Бирюков Иван Алексеевич

Фото от Ивана Фомина с его предком:

Замьяновская

Речное (юртовая земля ст.Замьяновской)

Фото от Александра Бутко с комментарием «фото корреспондента Говарда Сошурека (?), сделанные в станице Замьяновской в 1958 году. Хорошо видны улица, хаты, плетень»:

Замьяновская 1958

Замьяновская 1958

Замьяновская 1958

Замьяновская 1958

А это жители станицы Замьяновской:

Замьяновская

Григорий Алексеевич Абакумов

Замьяновская

Мария Петровна Ширяева (Журавлёва)

Замьяновская

Куранов Фёдор Ефимович

Замьяновская

Надежда Григорьевна Вилявина (Кленкова)

Замьяновская

Василий Матвеевич Селиванов

Замьяновская

семья Елены Дмитриевны Багаевой

Замьяновская

Алексей Иванович Новоженин

Замьяновская

Василий Степанович Черемин

Замьяновская

Михаил Степанович Сызранов

Фотографии жителей станицы нашёл ТУТ

Поделиться
0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

вверх